Понедельник, 6 декабря, 2021

О Давиде Айзенштейне — одессите, который пережил Холокост

Давиду Айзенштейну в 1936-том посчастливилось родиться в нашем городе, но не посчастливилось узнать, что такое война, жестокость, смерть, страх, слёзы и… Холокост. 

В наше время он является жителем Америки, однако в августе 2018-того он посетил родную Одессу и поделился тем, как ему и его близким приходилось выживать в жутких и нечеловеческих условиях гетто. 

В нашем материале odessa-future.com.ua, с ссылкой на lotsia, мы расскажем вам об удивительном человеке, удивительную историю которого нельзя забыть.

Начало оккупации

16-того октября 1941-вого Одессу оккупировали румыны. Почти сразу новая румынская власть предложила еврейскому населению обозначиться, и как только будет сказано — явиться в указанное место. Конечно, о том, что возможно массовое уничтожение ничего сказано не было. Однако, опасные предчувствия уже были.

Большое и дружное семейство

Семья пятилетнего Давида была большой и дружной, она состояла из мамы и папы, двух бабушек и двух дедушек, сестры папы и ее дочки.

И все они умерли на глазах мальчика в Доманевке. Выжил только Давид и его родители.

Остаться, вопреки всему

Наш город держал оборону на протяжении семидесяти трёх дней. В этот период местом работы отца Давида была знаменитая одесская «Январка», где он следил за тем, как выполнялись фронтовые заказы. Этот завод занимался созданием невиданного орудия. Например, было создано уникальное оружие в виде губной помады, которая начинялась взрывчаткой. 

Руководство предприятия обещало выдать отцу мальчика специальные талоны, которые давали возможность уехать из Одессы на последнем эшелоне. Семье, которая состояла из десяти душ, были выданы лишь два талона. Поэтому, конечно, все остались в городе. 

Обмен на жизнь

Айзенштейны не были богатыми, однако какие-то драгоценности в доме были. Их-то и решила раздавать мать Давида, чтобы они не были выданы, и чтобы им помогли спрятаться. Однако родителей мальчика все же забрали. Мальчик тогда был у соседки.

По воспоминаниям Давида, соседский дом был оснащён большой металлической кроватью, где соседка и решила спрятать ребёнка, завалив его различными вещами. Ему там пришлось находиться сутками. Только в ночное время он мог хотя бы сходить в туалет. Соседка кормила его водой и хлебом, а потом снова прятала. И так ежедневно. 

Тот, кого не забыть никогда

В итоге Айзенштейны были схвачены и помещены с другими евреями в сооружения со складскими помещениями, местом расположения которых была Слободка. После этого началась отправка людей в Доманевку. Так Давид и оказался в гетто, в котором было огромное количество людей, однако больше всех его детская память запомнила ребе Мошиаха, который фактически стал учителем мальчика, — он учил вместе с ним буквы и иврит. А когда в помещении начинались обыски, он очень переживал, чтобы маленький Давид был спрятан.

Воссоединение семьи

Потом людей стали распределять по другим лагерям. Нашего героя отправили в Богдановку, где он и встретился со своими родителями. 

По профессии его отец был механик, поэтому ему поручали заниматься ремонтом колхозной техники и иногда, когда он возвращался с работы, приносил семье еду в виде кукурузного кочана и мерзлой картошки. И это длилось два года. Изменения пришли лишь в 1944-том. 

К концу марта немцами и румынами был начат отстрел всех, кто находился на территории Богдановки. 

Семья нашего героя с другими людьми занимала второй этаж барака, где вместо окон были доски. Отец нашего героя предложил отрывать окна и выпрыгивать. Но все были слишком слабы для этого. Тогда отец Давида решил сделать это самостоятельно, и у него это вышло. Практически все люди, за исключением двух оставшихся, успели выпрыгнуть. А те двое были пристреляны. 

Подхватив сына, родители нашего героя, долго перемещались ползком. Потом они доползли до рощи, где увидели дом и людей, выходивших и заходивших в него. 

Однако Айзенштейнам было страшно приблизиться, но на них сами вышли эти люди, которые, как выяснилось живут там, однако они прячутся, когда приближаются румыны или немцы. Эти люди и приютили их. Мать закрыла себе и ребенку лицо тканью, и когда начинался обыск они говорили, что больны тифом. Так им и удалось выжить. И только когда до них дошли слухи, что Одесса освобождена, они собрались в дорогу. До Одессы они дошли только 18-того апреля. 

Неприятные визиты

Документов Айзенштейны не имели, поэтому с «лёгкой руки» нового дворника к ним периодически приходила милиция. Три месяца им угрожали тюрьмой. Однако, отцу семейства знакомые помогли с восстановлением документов. Но этот факт не положил конец визитам с неприятными вопросами. А ведь семья просто пыталась выживать.

Страшный товар

Когда закончилась война Одесса была окутана разрухой и голодом. 

По словам Давида, на Приводе торговали холодцом, в котором можно было увидеть человеческие пальцы. Ну, а выдача хлеба проходила строго по карточкам.

Не вспоминая о былом кошмаре

Благодаря усилиям воли семье удалось выжить. Давид получил образование, женился и стал папой. Его мать умерла в возрасте шестидесяти четырёх лет, а отец — в семьдесят пять. 

Вплоть до самой смерти они не желали вспоминать о Доманевке, Богдановке и гетто. Поэтому Давиду не удалось узнать о тех родственниках, которым также удалось выжить.

В наши дни он с супругой живет в Америке и как никто другой осознаёт, что эта память и эта история не должна быть забыта. Только в нашей области за весь военный период уничтожили больше ста тысяч представителей еврейского населения.

Это не должно быть забыто, и это, ни при каких обстоятельствах, не должно быть повторено.

А на территории Прохоровского сквера расположен мемориал, посвящённый памяти жертв Холокоста. Именно это место когда-то было началом «дороги смерти». Здесь же создали аллею, посвящённую праведникам мира, а деревья символизируют одесситов, которые укрывали и спасали евреев от того смертельного ужаса, который им пришлось пережить во время той страшной Войны.

Фото : lotsia

Latest Posts